Интерьер в типологическом аспекте художественный смысл Афины Парфенон храм Аполлона Римский жилой дом капелла ПацциКорнель Фабрици церквь Сан Лоренцо Успенский собор Усадьба Архангельское панорама Москвы О  компонентах интерьера

Послевоенный дизайн в Европе и России

Роспись южного свода в храме Ферапонтова монастыря

Отсутствие доминирующего центра и освобождение пространства от излишних опор было смелым привнесением светского начала в архитектуру храма.

Пластическая разработка стены храма развивает принятый в композиции метрический строй. В центре каждого выделенного лопатками отрезка стены в два ряда по высоте прорезаны щелевидиые проемы с широкими откосами. Вместе с плоскими пилястрами и сводчатым покрытием они создают равномерную ритмическую пластику, которая воспринимается рельефной благодаря светотени, подчеркивающей глубину откосов. Так создается представление о глубине стены. Одновременно, благодаря крупности начальных элементов, становящихся как бы измерителем пространства, устанавливается величественный, героический масштаб.

И пластика, и пространство, и цвет немыслимы без освещения. Оно дает возможность не только увидеть окружающее, но особым образом преображает мир, создает динамику, наполняет пространство теплом и жизнью. Свет, льющийся через высокие узкие окна в стенах храма и барабанах пятиглавия, также подчеркивает противопоставление метрической и центрической системы. Характерная для владимиро-суздальского зодчества система освещения трансформи-эуется мастером для создания более благоприятной световой среды. Он неожиданно увеличивает нижние отсосы окон до размеров, равных высоте окна, образуя отражательные световые поверхности. Освещенные скользящими лучами солнца, они бросают отраженный свет на своды и противоположные стены. Благодаря увеченным откосам прямые лучи солнца падают также и на поверхность пола, создавая дополнительные световые экраны. Образованная таким образом система освещения обеспечивает мягкий отраженный свет в интерьере.

Задействовав в кодировке ASCII старший бит, мы получаем дополнительные 128 знакомест, которых должно хватить для кодирования, например, кириллического алфавита или набора каких-нибудь специальных символов. К сожалению, восьмибитных кодировок на свете существует гораздо больше, чем наборов символов, которые они кодируют. Очень характерна в этой связи ситуация с русским языком - анархия компьютеризации в нашей стране, наложившаяся на всемирную анархию конкурирующих компьютерных платформ и операционных систем, привела к тому, что для кириллицы существует сразу несколько однобайтовых кодовых таблиц. Хронологически одним из первых стандартов кодирования русских букв на компьютерах был КОИ8 ("Код обмена информацией, 8-битный"). Эта кодировка применялась еще в доисторические советские времена на компьютерах ЕС ЭВМ, и когда в середине 80-х появились первые русифицированные версии операционной системы UNIX, они унаследовали эту кодировку у своих "предков". Сеть Релком, открывшая в начале 90-х эпоху российского Интернета, в те годы состояла в основном из компьютеров с UNIX и потому также приняла кодировку КОИ8 в качестве стандартной. В результате КОИ8 является сейчас единственно допустимой кодировкой в русскоязычной электронной почте и телеконференциях Usenet и одной из кодировок, которые обязательно должна поддерживать любая русская веб-страница.