Искусство Западной Европы Рисунки для журнала «Савой» Гютсав Моро Группа «Наби» Модерн Архитектура Дворец Гуэль Фолькванг-музей Школа искусств и ремёсел Музей изящных искусств Архитектура Санкт-Петербурга Русские коллекционеры Михаил Врубель

По манере исполнения узора они родственны «альгамбрским» шёлковым тканям, парчовым вышивкам (парча — узорчатая шелковая ткань или вышивка с нитями из золота или серебра), парадному оружию, золотым с эмалью украшениям. Чарующий стиль «альгамбра» таит в себе догадку о «скрытом сокровище», понимаемом мусульманским искусством как зашифрованный путь к постижению высшего знания и совершенной красоты.

Мартирос Сарьян. Улица. Полдень. Константинополь. 1910г. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Мартирос Сарьян. Финиковая пальма. 1911 г. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

 

Замечательная страница в истории московского символизма -раннее творчество армянского живописца Мартироса Сергеевича Сарьяна (1880—1972). Он мог прекрасно демонстрировать тонкость ощущений и символистскую недоговорённость, как, например, в работе «Озеро фей» (1906 г.), которая построена на типичной для «Голубой розы» игре холодных тонов. Однако подлинная стихия художника — это мир Востока с его темпераментностью и обжигающей яркостью палитры. В таких картинах, как «Улица. Поддень. Константинополь» (1910 г.), «Финиковая пальма» (1911 г.), художник лепит форму сочными красками и энергичными мазками.

В работах Николая Николаевича Сапунова (1880—1912) переплетаются элементы символизма и примитивизма. Его полотно «Карусель» (1908 г.), казалось бы, типичная примитивистская «ярмарочная картинка». Однако лёгкие короткие мазки, сложные соединения чистых (т. е. не смешанных на палитре) красок заставляют вспомнить утончённую манеру французских мастеров. И это превращает балаганную сценку в символистское «видение».

Немалое значение для Сапунова имели образы ушедших эпох, что сближает его с петербургскими мастерами «Мира искусства». Такова картина «Бал» (1910 г.), воскрешающая в памяти сцену провинциального бала пушкинских времён.

Гораздо сильнее ностальгические настроения чувствуются в творчестве Сергея Юрьевича Судейкина (1882—1946). Действие картин художника, в частности работы «В парке» (1907 г.), разворачивается, как правило, в английских парках, среди густой листвы и теряющихся в ней лёгких беседок. Уединяющиеся в лодках и в аллеях парка влюблённые пары словно растворяются в нежной воздушной дымке, их крошечные фигурки становятся органичной частью природы. Рассеянный сумрачный свет придаёт этим «сценам времён сентиментализма» ощущение мечтательности и острой тоски по несбыточному.

Выставка «Голубая роза» не привела к созданию прочного художественного объединения московских символистов. Но её название позднее превратилось в метафору, определяющую основные черты их стиля: камерность, тягу к отражению тончайших ощущений, богатство и гибкость цветовой палитры, чуткое внимание к передаче света. Живопись этих художников создала и особый мир мечтаний и видений, пронизанный мягкой, но хрупкой радостью, а порой столь же мягкой ностальгической грустью.

Видимый отовсюду зелёный купол дворца халифов украшала бронзовая фигура всадника с копьём, которой молва приписывала способность указывать, откуда к столице приближается враг. Зелёный купол как бы венчал и дворец, и столицу, и всю империю, символизируя всевластие халифа, которого в эпоху Аббасидов стали считать заместителем самого Аллаха.